Одним из главных информационных событий в США стала встреча президента Южной Кореи Мун Чже Ина с северокорейским диктатором Ким Чен Ыном.

Версии о том, что могло послужить причиной такой встречи, высказываются разные. Это и неожиданно жесткая позиция Китая в отношении Северной Кореи, которая грозит введением и реальным исполнением суровых санкций, и серьезный настрой вашингтонского военного истеблишмента, и подходящий повод для начала диалога в виде южнокорейских Олимпийских игр. Тем не менее, такое резкое изменение риторики и поведения Дональда Трампа и Ким Чен Ына в отношении друг друга выглядит нелогичным. После нарастающего противостояния и взаимных угроз оба лидера вдруг стали демонстрировать взаимное уважение и готовность к миру. Впрочем, столь резкий поворот можно объяснить, если не выпускать из виду российский фактор.

В самом деле, все это время Москва не только не скрывала свои возможности влияния на Ким Чем Ына, но и активно пыталась использовать их для завуалированного шантажа Соединенных Штатов. Так, еще в начале декабря во время своих выступлений в Северной Калифорнии чрезвычайный и полномочный посол России в США Анатолий Антонов неоднократно повторял, что Россия является крупнейшей ядерной державой и может помочь в переговорах с Пхеньяном.

«Россия является постоянным членом Совета безопасности ООН и второй крупнейшей ядерной державой. Мы готовы предложить свою помощь в переговорах с КНДР, поскольку тоже обеспокоены растущим ядерным потенциалом Северной Кореи», – уверял Антонов, изо всех сил пытаясь донести до аудитории мысль, что Соединенные Штаты не смогут обойтись без помощи России, если хотят «дипломатического урегулирования» северокорейского кризиса.

К слову, публицист Андрей Пионтковский впоследствии прямо назвал эту тактику «ядерным офшором Кремля». Вслед за Антоновым эту же мысль пытались донести и другие рупоры Кремля, предлагая незамысловатые условия сделки: сотрудничество с Россией в обмен на решение проблемы Пхеньяна.

Конечно, можно возразить, что США не выполнили «свою часть» предлагаемой Антоновым сделки, а именно, не перестали обвинять Россию во вмешательстве во внутренние дела своей страны и не сняли санкции. Напротив, за последние месяцы были введены новые санкции в отношении близких к Путину олигархов, а также высланы 60 российских дипломатов. Однако в фильме «Миропорядок» Владимир Путин в очередной раз четко указал, что разграничивает поведение американского истеблишмента и лично Дональда Трампа.

«У меня разочарование не в партнере, а в самой [американской] системе, потому что она демонстрирует неэффективность, и сама себя поедает», – заявил он тогда.

В самом деле, лично Дональд Трамп делает все возможное, чтобы помочь своему «российскому партнеру» даже вопреки воле Конгресса и собственных советников, не говоря уж об американских разведслужбах. Сразу после выборов он продолжал открытую поддержку Владимира Путина, некритичное его цитирование, выгораживание и превозношение в сочетании с откровенным издевательством над выводами собственной разведки; а также сравнил разведсообщество со спецслужбами нацистской Германии. Трамп публично и неоднократно настаивал на непричастности России к вмешательству в американские выборы, а также предпринял ряд шагов по практическому давлению на правоохранительные органы США в связи с расследованием «Рашенгейта».

9 мая прошлого года он уволил директора ФБР Джеймса Коми, предварительно потребовав от него личной лояльности и прекращения расследования в отношении Майкла Флинна, на что Коми ответил отказом. Периодически президент рассматривает возможность увольнения спецпрокурора Мюллера. Наконец, апогеем войны Трампа с американским разведсообществом стала публикация дискредитирующего расследование «меморандума Нуньеса», который, по мнению ветеранов разведки и контрразведки, нанес колоссальный ущерб американской безопасности.

Когда доказательства вмешательства России стали слишком очевидными, и отрицать их было уже невозможно, американский президент стал искать другие способы помочь Путину. В частности, Трамп до последнего момента не хотел подписывать закон о санкциях, называя его «антиконстуционным», а затем добился засекречивания части «кремлевского доклада», что заблокировало возможность прямого действия американского законодательства о противодействии отмыванию средств, полученных преступным путем.

Читайте также: Исторический момент: Северная и Южная Кореи договорились о завершении почти 70-летней войны

Трамп позвонил Путину с поздравлением по поводу победы на выборах вопреки рекомендации всех американских экспертов и собственных советников, а также в последний момент лично распорядился отложить введение новых санкций против России – уже после того, как они были публично объявлены представителем США при ООН. Также кремлевские СМИ неоднократно отмечали, что война Трампа против политических противников, правоохранительной системы и свободной прессы полностью отвечает интересам Москвы. Таким образом, очевидно, что Трамп со своей стороны делает все возможное, чтобы помочь Путину вопреки американской системе.

Кремль же, со своей стороны, дает понять, что видит и ценит эти попытки, и также продолжает помогать Трампу даже сегодня. Это выражается и в подготовке конкретного пропагандистского материала и конспирологических теорий, и в продолжающейся работе троллей, и в работе с русскоязычным сообществом, и в поддержке Трампа в российской прессе. Конкретные примеры этого продолжающегося влияния я делала в своем развернутом докладе о российском вмешательстве в дела США. Здесь можно добавить, что такой же деятельностью занимается и ряд связанных с Россией структур внутри США.

Таким образом, логично предположить, что Кремль, поддерживающий Трампа в его политической борьбе внутри США, не будет создавать для него и серьезных внешнеполитических проблем. Логично, что даже если Москва не имеет достаточных рычагов влияния на свой «ядерный офшор», чтобы прямо диктовать ему линию поведения, она как минимум не станет подталкивать северокорейского диктатора к эскалации конфликта. В конце концов, посол Антонов лично пообещал Америке такую помощь и дал понять, что сможет ее предоставить.

Путин и его приближенные аналитики практически не скрывают, что заинтересованы в том, чтобы Трамп сохранил за собой президентство. Еще до выборов российские СМИ открыто угрожали ядерной войной в случае, если президентом США станет Хиллари Клинтон, тогда как Трампу они всегда стремились создать «миротворца». Этот имидж особенно выгоден ему сейчас, перед промежуточными выборами в Конгресс. При этом, поскольку сам Трамп привык вести себя отнюдь не миролюбиво, создается впечатление, что определенные процессы происходят не благодаря, а вопреки его поведению, то есть под влиянием чего-то другого. Не исключено, что, чем ближе становятся выборы, тем больше Трамп будет получать неожиданных внешнеполитических «подарков».

Конечно, американские аналитики правы в том, что любые переговоры, пусть даже достигнутые такой ценой, в ситуации сложившейся на Корейском полуострове лучше их отсутствия, а тем более лучше войны. Однако не стоит забывать, что нынешняя лидеров двух Корей была уже не первой. Отец нынешнего северокорейского диктатора Ким Чен Ир дважды встречался с президентами Южной Кореи – с Ким Де Джуном в 2000 году и Но Му Хеном в 2007-м. На прошлых встречах речь шла о мире на корейском полуострове и отказе Северной Кореи от разработок ядерного оружия и баллистических ракет.

В 1994 году Ким Чен Ир в обмен на экономическую помощь заключил с США соглашение об отказе от разработок ядерного оружия и, соответственно, замене реакторов на атомных электростанциях. Договор также предусматривал постепенную нормализацию отношений США и Северной Кореи. Нужно сказать, что тогдашнему президенту США Биллу Клинтону никто не предлагал вручить за это Нобелевскую премию мира. В итоге соглашение выполнялось Северной Кореей очень избирательно и недолго, пока в конце концов в 2003 году не перестало выполняться совсем, и Северная Корея возобновила свою ракетно-ядерную программу в полном объеме.

Таким образом, важно понимать, что соглашение, заключенное с диктатором, чаще всего ненадежно и недолговечно, и может быть нарушено в любой момент. Не исключено, что в случае, если в будущем кресло президента США займет более неудобный для Кремля человек, Путин вновь задействует свой «ядерный офшор» как рычаг давления на американское правительство, и ситуация вновь достигнет опасной эскалации. Вопрос заключается лишь в том, готовы ли Соединенные Штаты рисковать своим суверенитетом, идя на поводу у кремлевских шантажистов?

ПОДЕЛИТЬСЯ